«Бог замечает того, кто выпрыгивает ему навстречу»: честные цитаты Константина Райкина о жизни

Актер и режиссер Константин Райкин до сего времени беспокоится перед каждым спектаклем. Худрука известного «Сатирикона» именуют властелином хохота и слез. За свою актерскую карьеру сыграл всего два 10-ка ролей в кино. Более пользующиеся популярностью фильмы с ролью Райкина — «Много шума из ничего», «Собственный посреди чужих, чужой посреди собственных» и, естественно, «Труффальдино из Бергамо». Непременно, актер мог бы сниматься намного больше, но избрал театр.

В 2020-м Райкин отпраздновал свое 70-летие. Он не любит гласить о том, что будет далее, предпочитает жить сейчас и выкладываться по максимуму. «Везет тому, кто этого заслуживает. Бог замечает того, кто выпрыгивает ему навстречу. Нужно рыпаться, рыть землю. Самое огромное опасение моей жизни — быть ненадобным», — гласит Константин Аркадьевич.

Великолепно мощный актер и весьма глубочайший человек! Мы составили выборку цитат Константина Райкина о печальном и о радостном, словом, о жизни…

«Я рано сообразил, что со своими сложными наружными данными могу дозволить для себя почти все из того, что ни один красавчик для себя не дозволит».

«Предки привозили мне из-за границы одежку на вырост. Как мне было постыдно! Мы ведь все были идиентично плохо одеты. Одежка цвета экскрементов. Это было нормально, русские тона. Мы отличались друг от друга внутренне, но не одежкой. И вот предки дают мне некое пальто с пуговицами-косточками, брючки см на 40 длиннее, чем мои злосчастные ножки. Брючки складочками лежали на моих ступнях. Предки-то желали, что я вырасту гигантом. Бедолаги, не дождались».

«В Рф нужно быть либо известным, либо богатым, чтоб к для тебя относились так, как в Европе относятся к хоть какому».

«Вся эта серьезность на российских лицах — она по сути не суровая. Поэтому что мы при всем этом криминально беззаботны и легкомысленны. Не серьезность это, а насупленность. И важничаем. И апломба много. А за апломбом — таковая рыхлость, таковая тупость, такие дыры, просто сыр некий дырчатый».

«Бетонная глыба, через толщу которой пробивается упрямый и дерзкий росток, уверена, что у этого нахала мерзкий нрав. А геройский стеблек не колеблется, как будто на свете нет ничего тупее плиты, которая душит все живое. Кто прав? Зависит от ракурса».

«Один и этот же человек в различных ситуациях может вести себя полностью по‐различному — спектр людского поведения неописуемо широкий. Даже у подлецов бывают такие приливы благородства».

«Оригинальность не основное. Когда человек гласит «Я тебя люблю», это самая очевидная и красивая фраза».

«Жутко остаться одному — это все равно как потеряться в чужой стране: все они знают, куда идти, а ты не знаешь. У меня время от времени такое чувство, что я собственный театр сделал просто для того, чтоб мне не было сиротливо».

«Чем старше становишься, тем сложнее отыскать собственных. Круг сужается».

«Думаю, судьба творится при нашем конкретном участии. Бог расставляет на пути человека какие-то препятствия и глядит сверху, изучая нас по мере жизни. Если справляемся с испытанием, поощряет, когда нет — может наказать. Время от времени теряет энтузиазм… Постоянно нужно оставаться верным для себя, не суетиться, не пробовать угодить либо угадать за другого. Пустое!»

«Я понимаю, что мужик должен стремиться к вещественной самостоятельности и благополучию, это правильное рвение. Но есть вещи наиболее принципиальные — нужно осознавать, что продаешь. Ну недозволено в дерьме сниматься, недозволено дерьмо ставить».

«Нужно сначала осознать, что в для тебя самом не так, до этого чем сетовать на противников и происшествия…»

«Это у дам есть еще остальные какие-то сферы, куда она может уйти, материнство, семья. У мужчины наиболее узенький путь: профессия».

«Я совершенно не весьма люблю сатиру. Я про назывательную сатиру — это когда темное именуют черным, а белоснежное — белоснежным. Жанр вчерашний, если честно. Папа себя, к слову, крайние годы весьма обкрадывал как актера, поэтому что это был вроде бы театр при Госплане, и он уже гласил о шпунтах и гайках. Позже, когда тему взяли на себя газеты, — вот это было верно. Я к тому, что хохот, таковой обычной хохот, — он еще важнее и лучше, чем хохот против кого-либо».

«Человек, говорящий лишь правду — законченная сволочь».

«Единственный метод для меня услаждаться жизнью — работать любой денек до часа, до 2-ух ночи. У тебя же нет выходных, когда ты влюблен: ты же не берешь отгулов у возлюбленной девицы».

«Ревность — дьявольское чувство. Ревнивцы считают, что на физическом уровне можно удержать свою половину от уходов на сторону. А мне кажется, что пробы без звонка приехать, чтоб застать, либо уехать и нежданно возвратиться — это тупость. Я не могу себя поставить в такое глуповатое положение. Когда тебя не нужно, а ты есть — это ужасная ситуация, унижающая, до этого всего, тебя».

Новое видео:

Уютный дом